Мозаика из фактов, историй и фотографий (miss_hohotyn007) wrote,
Мозаика из фактов, историй и фотографий
miss_hohotyn007

"Убийство из лучших побуждений". Детектив -фэнтези

Продолжение фэнтезийного детектива. Начало здесь - https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1586131.html, https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1586605.html, https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1588652.html, https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1592489.html, https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1593319.html.



Глава девятая

На постоялый двор Кеннел вернулся к девяти вечера, сытый и довольный результатами дня. Попросив не беспокоить его до утра, он закрыл дверь, сбросил сапоги, с удовольствием вытянулся на чистенькой кровати, заложил руки под голову и, глядя на выкрашенные в белый цвет потолочные балки, начал заново раскладывать пасьянс.

Итак, предложенная ему господином Арди версия убийства из ревности оказалась весьма сомнительной. Кеннел знал, конечно, как сложны и прихотливы бывают пути страсти, но в этом случае слишком многое противоречило известным фактам. Да, принц, предпочитавший броских, ярких красавиц с независимым характером, своих ровесниц, теоретически мог влюбиться - по принципу контраста - в невыразительную и блеклую женщину-домоседку старше себя на одиннадцать лет. Да, он мог - опять же вопреки своей обычной манере ухаживать громко, открыто и широко - держать эту связь втайне. Опять же - чисто теоретически - самые разные люди, утверждавшие, что никакого романа не было, могли договориться о даче ложных показаний или же быть добросовестно введены в заблуждение. В каждое из этих допущений по отдельности Кеннел еще мог поверить, но все вместе взятое - увольте, это уже перебор.

С другой стороны, "ревнивый муж" не только не ревновал жену, а, наоборот, сам страдал от ее ревности. Учитывая особенности семейной жизни господина Вейта: скандалы, измены, неудачную попытку бегства, - впору предположить, что у него мог быть свой мотив поднять на Лютению руку: не ревность, а желание избавиться от надоевшей супруги. Но тогда он должен был убить ее, а не Карла-Евгения, и понадеяться на снисходительность судьи: дескать, увидел ее рядом с принцем, обезумел, в глазах потемнело, покарал неверную и т.д.

Однако если не было романа и классической сцены "муж застал жену с любовником", то что, черт возьми, произошло в тот роковой день в гостиной дома Вейтов? Кеннелу не давало покоя воспоминания о залитом кровью клубке ниток, катившемся по полу, и о пустом столе. Не похоже, что встреча была назначена заранее, к ней явно не готовились. Скорее всего, визит принца стал для Лютении неожиданностью и продлился очень недолго, иначе она отложила бы вязание и занялась обязанностями хозяйки. А так получается, что сразу вслед за принцем вбежал Вейт и набросился на жену, не успевшую убрать с колен клубок ниток. Он нанес ей первый удар и отсек нос, судя по количеству крови. Несчастная инстинктивно бросилась бежать, но добежала лишь до стола и, падая под вторым ударом, потянула за собой скатерть.

А что, если принц не присутствовал при расправе? Что, если Вейт, узнав, что Карл-Евгений направляется в его дом, опередил его? Что, если принц успел войти только в прихожую, и тут из гостиной выбежал расправившийся с женой Вейт с окровавленным мечом? Тогда некоторые вопросы снимаются; некоторые - но не все. И все произошедшее принимает совсем другой вид - западни.

Мог ли Карл-Евгений пасть жертвой заговора? Арди отрицает политическую подоплеку, но у него есть на то причины: признать, что принца убили заговорщики - значит расписаться в несоответствии занимаемой должности. Но если принять эту версию, то загадочное исчезновение Вейта предстанет самой малой из проблем, тем более, что загадочное оно только для коллег Рича.

Чем дольше думал Кеннел над этой версией, тем убедительнее она ему казалась. Нервозность Вейта в последний месяц; загадочная служанка, появившаяся из ниоткуда и исчезнувшая в никуда; аптекарская ступка со странным лепестком в доме женщины, не интересовавшейся травами и редко появлявшейся на кухне - все это вполне могли быть звенья одной цепи. Вейт нервничал, впутавшись в заговор, служанка могла быть вовсе не служанкой, а в ступке могли толочь травы, чтобы приготовить яд: заговорщики, планируя убийство, нередко рассматривают разные способы. Во всем этом следовало разобраться в самое ближайшее время.

Глава десятая

Узнав в ближайшей аптеке, что самым большим знатоком трав в столице считается профессор Герарди, Кеннел нанес визит сему ученому мужу, жившему в собственном доме возле университета. Профессор принял его в библиотеке, служившей одновременно и кабинетом. Крошечная частица лепестка, предъявленная Кеннелом, весьма заинтересовала его. Профессор осмотрел ее сперва невооруженным глазом, подойдя к окну, затем с помощью лупы и объявил, что это, несомненно, лепесток ядовитой наперстянки.

- Вы не поверите, но я впервые вижу это растение! - признался Герарди. - Удивительно! Сейчас я вам кое-что покажу.

Осторожно, чуть ли не боком пробираясь между стопками лежащих на полу книг, профессор подошел к книжному шкафу из черного дерева и достал с одной из полок огромный фолиант в темно-красном кожаном переплете. По тому, как он с усилием удерживал его обеими руками, обходя стопки книг, видно было, что книга весит немало. Дойдя до стола, профессор с видимым облегчением положил на него фолиант и начал листать книгу, осторожно переворачивая страницы - не бумажные, а пергаментные. Почти каждую из них украшали тщательно выполненные яркие иллюстрации, изображавшие различные растения.

- Посмотрите, какая работа художников! Второй такой энциклопедии нет. 17 лет, слышите ли, 17 лет ушло на её создание! Мы работали над ней впятером - Фуфел, Флейш, Самнери, Сомс и ваш покорный слуга, а сегодня из всех авторов в живых остался лишь я... Годы беспощадны, увы... Вот она: ядовитая наперстянка!

Кеннел впился глазами в страницу, на которой был нарисован цветок с небольшими остроконечными лепестками очень необычного окраса, в лазурную и оранжевую полоску. Его ни с чем нельзя было спутать. Статья, размещённая рядом с рисунком, гласила:
"Наперстянка ядовитая, она же змеиный цветок - растение, происходящее из жарких заморских стран и на территории нашего государства в естественном виде не встречающееся. Принадлежит к семейству ядовитых растений, воздействующих на мозг человека. Употребление в пищу наперстянки ядовитой вызывает повышенную повышенную возбудимость, припадки ярости, а в больших дозах - помутнение сознания, полную потерю контроля над собой и утрату разума. Ввиду большой опасности наперстянки ядовитой для здоровья человека ввоз в королевство как живых растений, так и их составляющих: листьев, лепестков, стеблей, корней и семян - категорически воспрещен".

- Очень интересно, - признал Кеннел. - Скажите, а кто из авторов энциклопедии писал о ядовитой наперстянке?

- Профессор Флейш. О, это был выдающийся учёный и величайший специалист по ядовитым растениям, да и не по ядовитым тоже. Вы знаете, сколько он прожил? 98 лет! И до последнего был в ясном уме и здравой памяти.

Кеннел снова скольнул взглядом по описанию ядовитого цветочка, задержавшись на словах "помутнение сознания, полную потерю контроля над собой и утрату разума".

- У такого великого учёного, несомненно, были ученики?

- Ученики были, - ответил профессор, - но не преемники. Увы, наш дорогой Флейш не создал своей научной школы, отчасти по свойствам характера: он был вспыльчив, нелюдим и погружён в мир своих научных идей.

- Но кто-то же с ним работал? Были же у него какие-то помощники? Как их звали?

- У него никто долго не задерживался... Я даже не смогу назвать вам имена, но наверное, их помнит вдова Флейша. Она живет неподалеку, всего через четыре дома.

Вдова Флейша, опрятная старушка в накрахмаленном белоснежном чепце и строгом черном платье с белым плоёным воротником, оттенявшим её здоровый цвет лица, встретила Кеннела с тем радушием, с каким редко выходящие из дома и скучающие люди встречают неожиданное развлечение, вот только запомнить его фамилию она так и не смогла. Хотя вдове было уже под восемьдесят, на её щеках играл румянец, а в глазах светился интерес к жизни. В гостиной приятно пахло корицей и ванилью, и Кеннел подумал, что старушка наверняка отлично готовит.

- Вы знаете, в последние годы муж отошел от своих растений, и увлекся совсем другими материями. Он начал изучать велий...

- Кого, простите?

- Велии, или лесные девы, или лесные феи - это легендарные существа, которые живут в горных лесах на западе. Они отличаются необыкновенной красотой, волшебными способностями и всё такое.

- Любопытно, - рассеянно произнес Кеннел, рассматривая обрамленные резными дубовыми рамками королевские грамоты на стенах. - О, я смотрю, ваш муж имел титул почетного королевского лекаря?

- Это значит, что его величество отдал дань многолетней научной деятельности моего супруга и признал его выдающийся вклад в травологию. Муж, конечно, время от времени посещал дворец, но насколько я его знаю - а мы прожили вместе 58 лет, он никогда никого не лечил.

- Понятно, понятно. Скажите, а кто ему помогал в работе, кем были его ученики?

- Незадолго до смерти мужа оставалось два ученика: Артур Бойм и Корнелия Зигу. Все остальные разбежались. Бойм оставался не просто так: после смерти мужа он запатентовал созданное им средство против крыс и неплохо зарабатывает. Я пыталась судиться, я но он заявил, что усовершенствовал средство и это дает ему право считать его собственным изобретением. Корнелия, как потом оказалось, попросту украла несколько ценных книг, еще при жизни мужа. Он ведь, бедняжка, ведь почти ослеп концу, а библиотека огромная, за всем не уследишь. Вообще была неприятная личность: редко так бывает, господин Бреннел, чтобы внутренний мир настолько соответствовал внешности.

- Кеннел, с вашего позволения...

- Да, извините.

- Что вы имеете в виду, говоря о соответствии внешнего и внутреннего миров?

- То, господин Кендалл, что эта темная душа была на редкость уродливой. Она напоминала мне ведьму с огромным крючковатым носом, резким голосом, всклокоченными седыми волосами...

- А бородавка на крыле носа у нее было?

- Была! - удивилась старушка. - На правом крыле у нее была бородавка размером с арбузное семечко, но откуда вы это знаете, господин Рендалл?

- Похоже, не вы одна пострадали от этой личности. Вам известно, где она теперь?

- Нет, два года - с момента смерти мужа я ее не видела. Да и не хочу видеть!

- Скажите, у неё есть какие-то родственники?

- Есть сводная сестра, Но, насколько я знаю, Корнелия с ней давно не общалась.

- Если бы вы могли подсказать мне адрес сестры, моя благодарность не имела бы границ.

- Что вы, господин Сандалл, я рада помочь вам, чем смогу! Сестра Корнелии живёт в посёлке Три дуба, а зовут ее... кажется, Аурелия. Увы, больше ничего не могу подсказать, к сожалению

- Премного благодарен.
Tags: "Убийство из лучших побуждений", литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo miss_hohotyn007 april 21, 2019 00:23 77
Buy for 10 tokens
Сейчас есть довольно популярное (в определенных кругах) течение - жить без денег или тратить самый минимум. Пришло оно с Запада, где уже появились мастера такой жизни, предлагающие свои лайфхаки. Они будут полезны не только тем, кто решится на подобный социальный эксперимент, но и тем, кто просто…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments