Мозаика из фактов, историй и фотографий (miss_hohotyn007) wrote,
Мозаика из фактов, историй и фотографий
miss_hohotyn007

Categories:

"Убийство из лучших побуждений". Детектив -фэнтези

Продолжение фэнтезийного детектива. Начало здесь - https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1586131.html, https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1586605.html, https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1588652.html, https://miss-hohotyn007.livejournal.com/1592489.html.



Иллюстрация моя 😁

Глава восьмая

В кухне было жарко. Над котлом вились осы, а в низкие окна маленькой кухни то и дело заглядывали, облизываясь, три черноволосых сорванца - сыновья хозяйки. Госпожа Марта варила вишневое варенье, успевая одновременно помешивать варево в большом котле и разговаривать с Кеннелом, сидевшим за обеденным столом под полочками, заставленными баночками для специй, тряпичными куколками, декоративными бутылочками, чайными чашечками и шкатулочками, обклеенными ракушками. В том, что госпожа Марта, будучи весьма крупной и полной особой, питала пристрастие к маленьким вещичкам, при желании можно было найти нечто забавное, но у Кеннела не было такого желания. В отличие от брата госпожи Лютении, произведшего приятное впечатление, ее лучшая подруга показалась Кеннелу недалёкой сплетницей. Но как бы по-человечески ему не был антипатичен подобный тип людей, как сыщик он ценил их высоко, ибо в болтовне сплетника, какой бы поверхностной она не была, всегда можно выудить крупицы ценной информации.
Кеннел уже успел узнать, что королевской кормилицей мать Лютении стала случайно, потому что за неделю рождения Карла-Евгения одна знатная дама, выбранная заранее в кормилицы, потеряла ребенка, а у другой в самый день родов пропало молоко; что Лютения и в ранней юности не отличалась привлекательностью и не могла похвастаться успехом у мужчин; что Вейт стал первым и единственным мужчиной в ее жизни, которого она "любила слишком сильно, всеми фибрами своей души".

- Она готова была жизнь за него отдать, - Марта попробовала розовую пенку и продолжила помешивать булькающее варенье длинной деревянной ложкой, - а он, подлец, изменял ей со служанками, представьте себе! Я говорила ей: не прощай его! Но она слишком его любила, и в итоге она его простила, но с тех пор брала в служанки только самых некрасивых. Последняя вообще напоминала ведьму с картинки в детской книжке: нос крючком, да еще с бородавкой на правом крыле, седые лохмы, скрипучий голос, и характер под стать: ленивая, с гонором, да еще и обманщица оказалась.

- Это та самая служанка, которая исчезла после того, как принесла в больницу Лютении зеркало? - заинтересовался Кеннел. - Вы помните, как её звали и откуда она взялась?

- Сама пришла. Постучала в дверь, говорит, я слышала, что здесь ищут служанку. У неё были хорошие рекомендации, в том числе и из дома господ Лихтенбергов, и Лютения решила её взять. Правда, вскоре разочаровалась: готовила она ещё так-сяк, а вот поддерживать порядок в доме совершенно не успевала, потому что и дело куда-то бегала со двора. Звали ее Лютти, а фамилию не помню. Посмотрев на это, Лютения усомнилась, что такую распущенную неряху держали в доме господ Лихтенбергов. Вы, как человек приезжий, наверное, не знаете, но это очень важные господа, которые держат свой дом в образцовом порядке. У моего двоюродного брата сестра жены - невестка старшей экономки в доме Лихтенбергов, ну я и решила помочь ей и разузнать, действительно ли такая служанка там работала. И что вы думаете? Там про такую и не слыхивали! Рекомендации были фальшивыми! Лютения собралась выгнать эту лгунью, да не успела, потому что случилось то, что случилось. Эта сквернавка проработала у неё всего месяц, и напоследок такую пакость сделала - принесла зеркало Лютении! Ух, попала бы она в мои руки!

Руки у госпожи Марты были сильные, как у мужчины, красные и большие, так что ее слова прозвучали отнюдь не пустой угрозой.

- Ее счастье, что она вовремя смылась. Но ничего, ей еще воздастся, как и Вейту, я очень надеюсь на это.

- Вы не знаете, где он может прятаться?

- У шлюх каких-нибудь, это и к гадалке не ходи - само собой ясно. И когда он год назад издевался над ней и месяц жил вне дома, тоже небось у шлюх квартировал.

- Это вы знаете... - начал Кеннел.

- От Лютении, конечно. Он не сознавался, конечно, но Лютения ему уже не верила. Он издевался над ней, как мог. Знаете, что он ей сказал перед тем, как тогда уйти? Что она ему не изменяет только потому, что на неё даже пьяный бродяга не позарится! Лютения тогда пришла ко мне плакать и плакала два часа. Что она в нём нашла - не понимаю, он как был неотесанный солдафон из глухомани, таким и остался. Он даже ребенка не смог сделать, потому что в детстве переболел свинкой!

- Погодите, погодите. Зачем ему офицеру гвардии жить в притоне? Снял бы себе комнату в городе, если не хотел ночевать в казармах.

- Не мог он ничего снять, у него денег не было. Гвардейцам ведь только оружие выдают, а коня, сбрую и прочее они должны покупать за свои деньги. Потому бедные в гвардии не служат, а если служат, как Вейт, то все жалованье на службу и уходит. Потому он и изменял ей с дешёвыми шлюхами: на дорогих денег не было.

Кеннел невольно улыбнулся и сменил тему.

- Скажите, госпожа Лютения не увлекалась травологией? Не собирала травы?

- Господь с вами, с чего вы взяли? Вязанием она увлекалась.

- А аптекарской медной ступки вы у нее на кухне не видели?

- Нет. Я хорошо знаю ее кухню, не было там никакой ступки. Лютения, если честно, не очень любила готовить, это был не ее конек. Если в доме была служанка, то Лютения на кухню лишний раз не заходила. Никакой лишней утвари типа ступок у нее не водилось... разве что служанка принесла.

- Да, скорее всего, так и было, - пробормотал Кеннел вполголоса. - Однако именно в такую женщину - не самую красивую, не самую юную - влюбился принц.

- А, оставьте, - махнула огромной рукой Марта, разгоняя ос. - Не верю я в эту историю! Зачем она такому молодому красавцу, который мог выбирать из самых прекрасных женщин королевства? Хотите увидеть, с какими дамами у него были романы? В семь часов вечера будьте на набережной, в это время там каждый день проезжает верхом его предпоследняя пассия, благородная дама Элеонора, тёзка королевы и крестница её покойного отца. Вот такие дамы сердца у него были, а бедная Лютения... ума не приложу, что там случилось. Но если бы у неё действительно был роман с принцем, да хотя бы подобие романа, хотя бы тень флирта, то, во-первых, я знала бы об этом, а во-вторых, об этом знала бы не только я, а весь город.

Направляясь на свой постоялый двор, Кеннел выбрал путь через набережную, отчасти и из любопытства. И оно было удовлетворено: едва часы на башне пробили семь, мимо него на великолепном вороном коне проскакала очень красивая дама лет двадцати пяти в окружении нескольких молодых и привлекательных кавалеров в богатых придворных костюмах. Возле креста на месте гибели принца она остановила коня, спешилась и, встав на колени, прочитала молитву. Ее свита последовала ее примеру. Помолившись, лихая амазонка сама, без помощи спутников, вскочила на коня и помчалась дальше. Сыщик проводил ее взглядом и направился в ту самую таверну на воде, которая заинтересовала его утром.

У трапа гостей ресторана встречал симпатичный юноша в стилизованном костюме пирата, на плече которого сидел большой зеленый попугай, кричавший "На абордаж!". Чуть поодаль от юноши стояла симпатичная цветочница лет тридцати пяти, в наброшенной на белую блузку с кружевами яркой красной шали и милом накрахмаленном чепчике, с корзинкой маленьких роз. Кеннел перебросился парой слов с юношей, узнал, что он работает в этом месте всего неделю, сразу утратил к нему интерес и прошёл на палубу, где его встретил высокий черноволосый мужчина в камзоле оливкового бархата, как оказалось - владелец заведения. Лицо мужчины показалось Кеннелу смутно знакомым.

- На палубе так много народу, - сказал, поздоровавшись, Кеннел, - нет ли у вас места в трюме?

- Вы шутите, мой господин, - удивился владелец. - В трюме у нас камбуз, а гости сидят на палубе.

- Жаль, - покачал головой сыщик, - я думал, что мы, старые морские волки, поймем друг друга.

- Вы тоже ходили под парусом? - оживился хозяин.

- Было дело в ранней юности.

- Моряков я всегда рад видеть. Вот как раз освободилось хорошее место, вы будете с него видеть всю набережную.

Стол, к которому подвел его хозяина, был выкрашен в необычайно яркий желтый цвет. Впрочем, все остальные столы на палубе были окрашены точно также, и Кеннел счел необходимым сделать комплимент обстановке ресторана.

- Я люблю яркие цвета, а этот оттенок вообще восхитительный. Сразу напоминает о солнце и радости жизни.

Да,- улыбнулся трактирщик,- это не обычная краска. Вы можете обойти всю столицу, но нигде не найдете такой же. Мне привезли её друзья из-за моря. Она очень стойкая и годами не выцветает...

"И ничем не отстирывается, если попадает на одежду", - мысленно завершил фразу сыщик. Вслух он заказал на ужин рагу из баранины с баклажанами и полбутылки белого вина. Панорама с этого места действительно открывалась восхитительная, но не она заинтересовала Кеннела. На протяжении всего часа, которые он провёл в ресторане, сыщик внимательно наблюдал за хозяином и слугами, и если в поведении слуг он не заметил ничего особенного, то хозяин, по его мнению, спускался в трюм несколько чаще, чем того требовали его обязанности. Заметил сыщик и свежий след на краю одного из столов, словно свежеокрашенную поверхность чем-то задели.

Посетители ресторана были сплошь люди приличные, одетые в шелка и бархат, а иные из них, судя по манерам и надменности, принадлежали к придворному миру. Так что счёт, который принесли Кеннелу, оказался соответствующий: за эти деньги он мог три дня подряд завтракать, обедать и ужинать в заведениях подешевле. Сыщик расплатился, оставил чаевые, и пошёл к трапу, обратив по дороге внимание на еще один стол с едва заметным повреждением окрашенной поверхности.

Выйдя из ресторана, Кеннел купил у цветочницы букетик роз и завёл непринужденную беседу. Цветочница уже больше года допоздна продавала в этом месте свои розы и неплохо знала постоянных посетителей ресторана. Когда Кеннел начал описывать ей внешность Вейта, женщина его перебила:

- Да знаю я его, это гвардеец, который убил принца! Вот он был жлоб первостатейный: никогда у меня не купил ни цветочка. Бывало, подойдёт, начнёт зубоскалить, подкатывать на известную тему, но я же не такая, я просто цветы здесь продаю, потреплется - да и пойдёт в ресторан. Я потом уже язвить начала: говорю, вы бы для жены розочки купили, я вам со скидкой продам. А он только смеётся. Дрянной человечишка, по всему видно.

- Погодите, - удивился сыщик, - Вейт часто здесь бывал?

- Часто не часто, а раз в неделю обязательно наведывался. А иногда и два раза. И всегда он уходил последним, когда уже все разошлись и ресторан закрывали.

"Очень интересно, - подумал Кеннел. - На какие шиши Вейт кутил в таком дорогом месте? Неужели кто-то его угощал?"

- А он один приходил или с компанией?

- Один, всегда один. Таких жадных людей не любят, нет у них компаний.


Tags: "Убийство из лучших побуждений", Мои рисунки, литература
Subscribe

promo miss_hohotyn007 april 21, 2019 00:23 88
Buy for 10 tokens
Сейчас есть довольно популярное (в определенных кругах) течение - жить без денег или тратить самый минимум. Пришло оно с Запада, где уже появились мастера такой жизни, предлагающие свои лайфхаки. Они будут полезны не только тем, кто решится на подобный социальный эксперимент, но и тем, кто просто…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments