Мозаика из фактов, историй и фотографий (miss_hohotyn007) wrote,
Мозаика из фактов, историй и фотографий
miss_hohotyn007

Categories:

Виртуальное путешествие по локациям романов М.Дрюона. Книга 1 - "Железный король".

В свое время я сделала цикл постов, посвященных городам из "Трех мушкетеров" (часть 1, часть 2, часть 3.). Сейчас я перечитываю цикл исторических романов Дрюона "Проклятые короли", любимых и знакомых с детства. Читали их? Тогда предлагаю побывать в локациях, где разыгрывались драматичные сцены первой книги - "Железный король", повествующей о последнем полугоде правления короля Филиппа Красивого, жесткого политика, вошедшего в историю прежде всего благодаря разгрому ордена тамплиеров.



С одной стороны, искать локации было несложно, так как Дрюон всегда четко указывает место действия, а с другой - это даже не 17, а 14 век, и с тех отдаленных времен уцелело не так много зданий. Но кое-что сохранилось таким, каким его видели герои Дрюона. Курсивом выделены цитаты из романа.

1. Вестминстерский дворец (часть 1, глава I "Королева, не знающая любви", часть 2, глава III "В Вестминстере")


Дворец в эпоху Средневековья

Март 1314 года, начало цикла. Граф Робер Артуа прибывает в Лондон, где в Вестминстерском дворце его принимает королева Изабелла. Дворец, бывший основной королевской резиденцией во время позднего средневековья, на месте, но сильно изменился с времен, изображенных в романе. Во время пожара 1834 года он сгорел почти полностью: уцелели лишь Вестминстерский Холл, Башня драгоценностей, часовня Андеркрофт и монастырь и часовня св. Стефана. Вот так выглядят некоторые уцелевшие части дворца королевы Изабеллы.


Примерно такими были в 14 в. интерьеры дворца. Пока придворная дама ходила за кошелем, Робер Артуа, забыв на время свои заботы и козни, огляделся вокруг – стены высокой залы были покрыты фресками на библейские сюжеты, резной дубовый потолок имел форму шатра. Все было ново, грустно, от всего веяло холодом.



2. Тампль (часть 1, глава II "Узники Тампля")



Возвращаемся в Париж, где подходит к финалу процесс тамплиеров. В камере Тампля томится Жак де Молэ, бывший глава ордена. «Господи, дай мне силы, – шептал он про себя, – дай мне хоть немного силы». И чтобы вернуть себе эту желанную силу, он твердил имена трех заклятых своих врагов: Климент, Гийом, Филипп... Обширный двор Тампля окутывал туман, он лениво цеплялся за башенки крепостной стены, струился сквозь бойницы, скрывая своей белесой пеленой колокольню соседней церкви.

В замке Тампль содержался не только Жак де Молэ, но и другие тамплиеры. Когда-то комплекс Тампля (замок, светские и религиозные здания) занимал площадь более 100 га. Но замка давно нет: он был разрушен в 1808-1810 гг. по приказу Наполеона Бонапарта. Отдавая приказ разрушить замок, император таким образом хотел лишить роялистов места паломничества - ведь в годы революции именно в Тампле держали в заточении сына королевы Марии-Антуанетты и Людовика XVI — юного Людовика XVII. Если верить в проклятие Жака де Молэ, то оно сбылось до конца. Ныне на месте замка на площади Тампль разбит небольшой английский парк с экзотическими растениями, искусственным озерцом и водопадом.





3. Остров Сите (часть 1, глава III "Невестки короля")



Если верить путешественникам, объехавшим Африку и Восток, торговые кварталы Ситэ напоминали арабские рынки. То же непрерывное движение толпы, те же тесно составленные лавчонки и лотки, те же запахи кипящего масла, пряностей и кожи, те же неторопливо шагающие покупатели и те же зеваки, забившие все проходы. Каждая улица, каждый переулок имел свою специальность: здесь, в комнатушке за лавкой, сновал взад и вперед по станку челнок ткача; тут стучали по железной ноге башмачники; рядом ловко действовал шилом шорник, а чуть подальше столяр вытачивал ножки для табурета. Были улицы, где торговали птицей; были улицы, где торговали травами с овощами; были «кузнечные» улицы, где с оглушительным звоном бил по наковальне молот и в горне багровели раскаленные угли. Золотых дел мастера облюбовали себе набережную, которая так и называлась Набережной ювелиров, и сидели, согнувшись над тиглями.

Гуляя по Ситэ, король Филипп Красивый как бы щупал пульс жизни своего народа. В романе он наткнулся на собак юного ломбардца Гуччо Бальони 😁, впервые прибывшего в Париж. Остров на том же месте, это старейшая часть Парижа, но, конечно, полностью застроен более поздними зданиями.

4. Консьержери/ Дворец короля Филиппа (часть 1, глава III "Невестки короля", глава VI "Как происходил королевский совет")



Король Филипп Красивый, погуляв по Ситэ, направляется в свой дворец. С 14 в. он не раз перестраивался, а утратив статус резиденции короля, превратился во Дворец Правосудия. Только три башни Консьержери и Сент-Шапель сохранились со средневековых времен.

Филипп Красивый заново перестроил дворец, и от старых зданий осталась только Сент-Шапель, заложенная при деде Филиппа Людовике Святом. Возведение новых зданий и украшение их было в духе той эпохи. Государи соперничали на поприще зодчества: если в Вестминстере строили башню, то тут же возводилась башня в Париже. Новый архитектурный ансамбль Ситэ с огромными белокаменными башнями, возвышающимися над Сеной, выглядел внушительно, даже чуть-чуть кичливо.




Часовня Сент-Шапель

5. Собор Парижской Богоматери (глава IV "Когда Собор Парижской Богоматери был еще белым"



На звоннице собора Парижской Богоматери замолк бас колокола, и над островом Ситэ воцарилась необычная, тревожная тишина. Что же происходило там, в соборе? ...Утренняя дымка разошлась, и бледные солнечные лучи робко скользили по белым каменным стенам собора. Ибо храм был достроен только семьдесят лет тому назад, и до сих пор его не переставали украшать и прихорашивать. Собор сохранил еще блеск новизны, и утренний свет подчеркивал линию стрелок свода, свободно проникал сквозь каменное кружево главной розетки, углубляя розоватые тени в нишах над колоннами, где дремала бесконечная вереница статуй.

На паперти собора папский легат кардинал-архиепископ д'Альбано стоя читал постановление суда, вызвавшее гнев Жака де Молэ.

– Протестую против несправедливого приговора и утверждаю, что все преступления, приписываемые нам, вымышлены от начала до конца! – кричал Жак де Молэ.



Собор - одно из немногих зданий в романе, которые дошли в почти неизменнном виде. Почти - ибо кто знает, каким мы увидим Нотр-Дам после завершения реконструкции после пожара.


6. Нельский отель (часть 1, глава V "Маргарита Бургундская, королева Наварры", глава VII "Башня любви")



Тем временем Филипп д'Онэ спешит к своей любовнице Маргарите Наваррской в Нельский отель, или Нельскую башню. Увы, от этого памятника истории ничего не осталось. Мы лишь знаем, что башня стояла на левом берегу Сены, напротив башни Лувра, на том месте, где сейчас находится левый угол дворца Института Франции.



Забавно, что в 14 в. эти места считались глуховатыми, и после заката туда мало кто отправлялся 😁.

7. Еврейский остров (часть 1, глава VIII «Призову на суд божий»)



Бесспорно, казнь тамплиеров - самая драматичная и эффектная сцена не только этого романа, но и всего цикла. Кажется, что мы присутствуем при этих событиях и видим все своими глазами. Наступила минута тягостного молчания, затем Филипп Красивый заговорил:
– Жак де Молэ и Жоффруа де Шарнэ нынче вечером будут сожжены на Еврейском острове против дворца. Они взбунтовались публично, следовательно, и кара будет публичной. Я все сказал.


Тот остров, на котором сожгли тамплиеров, чаще называли Еврейским островом, поскольку именно на нем жгли парижане евреев во времена еврейских погромов. Сегодня он превратился в западную оконечность острова Сите, где разбит сквер Генриха IV.



На месте сожжения Жака де Молэ ныне находится памятный знак.



На фото все мирно и солнечно, а меж тем некогда здесь прозвучало роковое проклятие... или не прозвучало? (См. мой пост "А было ли проклятие тамплиеров?"). Так или иначе, сцена казни написана пером истинного мастера.

Лицо Великого магистра, пожираемого пламенем, было повернуто к королевской галерее. И громовой голос, сея страх, вещал:
– Папа Климент... рыцарь Гийом де Ногарэ, король Филипп... не пройдет и года, как я призову вас на суд божий и воздастся вам справедливая кара! Проклятие! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!..


8. Нофль (Нофль-ле-Шато) (часть 2, глава IV "Заемное письмо" и глава V "На Нофльской дороге", часть 3, глава VII "Тайны Гуччо")

Гуччо, племянник хитрого банкира Толомеи, и Мари, дочь мелкопоместных дворян из Нофля - бесспорно, самые трогательные герои романа, хорошие ребята, которым крупно не повезло. Их любовь растопчут, их ребенка убьют, их жизни исковеркают... Но пока все только начинается: 18-летний Гуччо приежает в Нофль, чтобы взыскать долг с семейства Крессэ, и влюбляется в прекрасную Мари.

В романе Нофль - редкая дыра. С 14 в. ничего не изменилось 😁, Нофль-ле-Шато — маленький (3 тыс. жит.) город во Франции в департаменте Ивелин региона Иль-де-Франс, в 45 км от Парижа. Лишь один раз в 20 в. городок получил неожиданную известность: 8 октября 1978 г. в нем поселился находившийся в эмиграции аятолла Хомейни и прожил около года. После его возвращения в Иран улица Черчилль-стрит в Тегеране была переименована в честь городка Нофль-ле-Шато. Аятолла приехал, аятолла уехал, а Нофль так и остался скучным захолустьем.
На фото ниже не склад готовой продукции - так выглядит сегодня мэрия Нофля 😁. Что касается замка Крессэ, то от него и двух камней не осталось - его разрушили еще в Столетнюю войну.



В романе описывается не только Нофль, но и окрестности.

– Какие красивые у вас здесь места, – наконец нарушил он молчание, – такие же красивые, как в Тоскане.
Со стороны Гуччо это был неслыханно любезный комплимент, доказывающий всю силу его чувств. Но и в самом деле он впервые так остро ощутил прелесть полей Иль-де-Франс. Взгляд юноши терялся в синевато-сизых далях; далеко-далеко, на самом горизонте, их замыкало кольцо холмов и леса, окутанных легкой дымкой; потом взгляд его вновь возвращался к окрестным зеленеющим лугам, которые перемежались широкими нивами, где только что начала колоситься рожь и где зелень была нежного белесоватого оттенка. И снова шли живые изгороди, и уже раскрывал бутоны боярышник.
Гуччо спросил свою спутницу, что за башни виднеются там, далеко на юге, резко выделяясь на фоне зеленых волн. Собравшись с духом, Мари ответила, что это башни Монфор-л'Амори.


Вот что осталось от Монфор-л'Амори, зато пейзажи по-прежнему недурны 😁.





9. Аббатство Мобюиссон (часть 2, глава VII "По отцу и дочка")



Королева Изабелла приезжает в Париж, чтобы разоблачить своих невесток, и встречается с отцом, королем Филиппом, в замке/аббатстве Мобюиссон.

Со времен Бланки Кастильской замок Мобюиссон, расположенный неподалеку от Понтуаза, стал жилищем королей, а Филипп превратил его в свою загородную резиденцию. Ему полюбилась эта укромная вотчина, отгороженная от мира высокими стенами, полюбился огромный парк, палисадники, аббатство, где мирно жили сестры бенедиктинки. Сам замок был невелик, но Филипп Красивый ценил его за тот покой, который не могли дать ему другие, более роскошные его владения, и всем им предпочитал скромный Мобюиссон.



В Мобюиссоне будет раскрыта измена Маргариты и Бланки, там же состоится быстрый суд над ними. Когда я читала в детстве эти страницы, мне казалось, что Филипп Красивый поступил как строгий, но справедливый правитель, а теперь я считаю, что он поступил неблагоразумно. Чего он добился гласным судом? Публичного скандала и позора, и только, а потом огромных проблем с наследованием трона. А если б сперва аккуратно убрать без шума братьев д'Онэ, а потом провести воспитательную работу с принцессами, глядишь, и история б пошла иным путем 😁. Ладно, вернемся в аббатство.

Мобюиссон тоже не слишком изменился. Это бывшее женское цистерцианское аббатство во Франции, которое находится в муниципалитете Сент-Уан-л'Омон (депаратамент Валь-д’Уаз, Иль-де-Франс) на левом берегу реки Уаза, напротив Понтуаза, в настоящее время используется как культурный и выставочный центр. Реально мрачное место, кстати.





10. Улица Моконсей (часть 2, глава VIII "Маго, графиня Бургундская")



Принцессы арестованы, и Робер Артуа скачет в Париж, чтобы "порадовать" свою тетку Маго. Маго живет в роскошном особняке на улице Моконсей (rue Mauconseil), которая существует с середины 13 в. и обязана своим названием некоему сеньору по фамилии Моконсей. Робер Артуа пересек площадь и въехал в улицу Моконсей, где проживала его тетушка Маго Артуа, графиня Бургундская.

Конечно, с 14 в. все перестроили, но общее впечатление составить можно.



11. Понтуаз (часть 2, глава Х "Суд" и глава XI "На площади Мартрэ")

В этом городе казнят любовников принцесс - братьев д'Онэ. Вот уж воистину "ценою жизни ты мне заплатишь за любовь". Понтуаз — ныне северо-западный пригород Парижа, который с 1964 г. является административным центром департамента Валь-д’Уаз. Население - около 30 тыс. жителей.



Тем временем главную площадь города Понтуаз, называемую площадью Мартрэ, где должна была свершиться казнь братьев д'Онэ, запрудили толпы народа. Горожане, крестьяне и солдаты начали стекаться сюда с зари, и людской поток все не иссякал. Владельцы домов, выходивших фасадом на площадь, за немалую цену сдали окна, к которым прильнули, тесня друг друга, зеваки. То обстоятельство, что осужденные благородного происхождения, что они молоды, а особенно то, что они принадлежат к придворной знати, подстрекало любопытство. А сам характер преступления, этот чудовищный скандал, вся эта любовная история разжигали воображение.

Вот здесь, на этой площади, погибли возлюбленные королевы Маргариты и принцессы Бланки.



Когда палачи уже взмахнули палицами, готовые обрушить их на свои жертвы, переломать им кости, Маргарита громко крикнула: «Филипп!» – и не было скорби в этом крике.
Палицы опустились; послышался глухой треск, и небеса навсегда померкли для братьев д'Онэ. Палачи железными крючьями содрали кожу с двух уже бесчувственных тел; весь помост был залит кровью.
Истерическое возбуждение толпы достигло высшего предела, когда палачи длинными ножами, наподобие тех, которыми орудуют мясники, оскопили двух юных прелюбодеев и оба одновременно подбросили в воздух рассчитанно ловким, жонглерским движением то, что ввергло братьев д'Онэ в смертный грех.


12. Лес Пон-Сент-Максанс (часть 3, глава VIII. Встреча в лесу Пон-Сент-Максанс)

Узнав о смерти папы Климента и канцлера Ногаре, король Филипп впал в депрессию. Немудрено: ему 46, возраст инфарктов и инсультов у мужчин, а год принес столько стрессов. Вместо того, чтобы лечь в санаторий 😁😁, король прибегает к излюбленному средству снятия стресса - охоте.



Четвертого ноября король решил поохотиться в лесу Пон-Сент-Максанс. Эх, ему бы не охотится, а давление регулярно мерить, глядишь, и до инсульта бы не дошло.







В этом лесу Филипп получил первый инсульт, но сперва оклемался.

13. Фонтенбло (часть 3, глава IX "Тень простерлась над королевством")



На заре он, с трудом выговаривая слова, велел перевезти себя в Фонтенбло, где впервые увидел свет.

Замок Фонтенбло, или Дворец Фонтенбло — дворец эпохи Ренессанса во французском департаменте Сена и Марна, вокруг которого со временем сформировался город Фонтенбло. Место красивое, но от Средневековья там ничего не осталось.



В Фонтенбло после второго инсульта Железный король отдал Богу душу. Со смертью Филиппа Красивого заканчивается первый роман цикла.

Брат Рено подошел к постели, чтобы закрыть глаза умершему. Но веки, которые никогда не опускались, упрямо не желали опускаться. Дважды Великий инквизитор пытался закрыть глаза Филиппа, но тщетно. Пришлось прибегнуть к повязке. Король Франции входил в Вечность с широко открытыми глазами.

Tags: литература
Subscribe
promo miss_hohotyn007 april 21, 2019 00:23 63
Buy for 10 tokens
Сейчас есть довольно популярное (в определенных кругах) течение - жить без денег или тратить самый минимум. Пришло оно с Запада, где уже появились мастера такой жизни, предлагающие свои лайфхаки. Они будут полезны не только тем, кто решится на подобный социальный эксперимент, но и тем, кто просто…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →